Понедельник, 23.10.2017, 14:20
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 7534
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Сайт Александра Лагуновского

Феноменологическая критика

Феноменологическая критика

Феноменология  –  одно из наиболее влиятельных направлений ХХ столетия. Основатель феноменологии  –   немецкий философ–идеалист Эдмунд Гуссерль (1859–1938), стремившийся превратить философию в «строгую науку» посредством феноменологического метода. Первыми (в 1920–30–е гг.) применили учение Гуссерля в литературоведении немецкие ученые Гейгер М., Пфайфер И. и др. Затем последователи нового исследовательского метода появились во Франции, Польше, Швейцарии. Наиболее известной феноменологической школой в литературоведении является женевская группа критиков, именуемая «критиками сознания». Эти критики основное внимание уделяют проблеме сознания и его выражению в литературе. Наиболее известными «критиками сознания» являются Раймон, Пуле, Беген и др.
Все феноменологические критики исходят из основополагающего принципа – произведение не застывший объект («текст») для структурно– текстуального анализа, а «акт» общения и, одновременно, акт создания (как автором, так и читателем) индивидуального «значения».
В полную противоположность «новым критикам», структуралистам, интересующимся поэтической семантикой и формой ее выражения, представители женевской школы техническую сторону художественного выражения почти полностью игнорируют. Для них не важно, как написано произведение, главное, чтобы оно наиболее емко отражало элементы сознания автора и стимулировало аналогичную работу сознания читателя. Никаких объективных стандартов художественного произведения для них не существовало. Творчество понимается как сугубо субъективный акт, в котором выражается личностное мировосприятие. Ориентация на субъективизм – отличительная черта феноменологических критиков.
Они открыто враждебны как по отношению к традиционному, так и по отношению к современному логическому позитивизму, отстаивая в век механистических теорий и способов творчества право художника на неповторимость, а искусства – на особую роль в жизни человека. Именно человека, а не общества, ибо искусство, по их мнению, глубоко субъективно,  как и его восприятие и интерпретация.
Отстаивая тезис о субъективном восприятии и трактовке художественного произведения, феноменологические критики все же обращают внимание на отдельные общественно значимые аспекты искусства – его этическую, моральную сторону, его гуманистическую направленность. Они подчеркивают коммуникативность литературы, целью которой является «диалог» сознаний (между писателем и читателем, текстом и читателем, между различными эпохами в развитии сознания). Однако они не опускаются до понимания литературы как служанки общества.
Литература с чем не сравнима, непереводима на «языки» других областей выражения и знания. Литературные типы и образы не следует, считают «критики сознания», соотносить с реальными людьми. Эту мысль разрабатывал Ж.Пуле в книге «Три очерка по романтической мифологии» (1966) на примере «черноглазой блондинки», фигурирующей у многих романтиков (Байрон, Мюссе). Для Ж.Пуле этот образ   –  «традиционный литературный тип», а не «отражение действительности». У литературы по сути, считает Ж.Пуле, своя действительность.