Пятница, 20.10.2017, 21:08
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 7534
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Сайт Александра Лагуновского

Глубина чувств и сила страстей героев

Глубина чувств и сила страстей героев

Создавая свой бессмертный роман, Шолохову пришлось столкнуться со сложной, трудновыполнимой задачей – показать любовь в среде деревенской, необразованной, полудикой. Писателю нужно было преодолеть стереотип, который признавал остроту переживаний свойством натур избранных, интеллигентных, обладающей тонкой организацией психики, высокой культурой. С поставленной перед собой задачей Шолохов вполне справился. Он не просто во всеуслышание заявил о том, что люди от земли тоже «чувствовать умеют», он показал, что им свойственны кипучие страсти и глубокие чувства.

Наиболее обаятельный женский образ произведения – Аксинья. В ней поражает сочетание внутреннего благородства, умения противостоять судьбе и бороться за свое счастье. А им героиня была обделена с молодости. Ее  истязал муж. Давила черная, однообразная работа. Никакой надежды на лучшую долю. И вдруг – Григорий. Неудивительно, что ради этой любви она готова пойти на все.

Аксинью не испугали ни бессердечный отказ григория покинуть с ней хутор («Дура ты, Аксинья, дура! Гутаришь, а послухать нечего»), ни побои мужа, ни насмешки окружающих… В бессонные ночи, глядя «сухими глазами в темноту», Аксинья решила отнять Григория у «счастливой, ни горя, ни радости любовной не видевшей Натальи Коршуновой». Аксинья убеждена в справедливости и нравственности своего решения. Позже, в имении Листницкого, она скажет сопернице: «Ты первая отняла у меня Гришку! Ты, а не я… Ты знала, что он жил со мной, зачем замуж шла?»

С большим мастерством показывает писатель зарождение любви Аксиньи к Григорию. Несвободная женщина, она долго боролась со своим чувством, оно пугало ее, а затем, не в силах справиться с заполонившей все ее существо любовью, пошла на открытую связь с Григорием, бросая вызов хутору. «За всю жизнь за горькую отлюблю!… А там хучь убейте!..» – выкрикивает героиня угрожавшему ей Пантелею Прокофьевичу.

Шолохов постоянно пишет об Аксинье «гордая». У героини «гордое лицо», не обращая внимания на хуторские сплетни, она «гордо и высоко несла свою счастливую, но срамную голову». Поругавшись с Мелеховыми, она перестает здороваться с ними, «с сатанинской гордостью, раздувая ноздри», проходит мимо. Много раз повторенный эпитет «гордая» служит для выделения, пожалуй, главной черты характера Аксиньи. Героиня  гордится не своей ослепительной красотой. Гордость ее выражает постоянная готовность отстаивать свое человеческое достоинство, показывает силу и благородство характера.

Гордое сознание своего человеческого достоинства определяет искренность, правдивость и прямоту Аксиньи. «Ну, люб мне Гришка, – с вызовом бросает героиня Пантелею Прокофьевичу. – Ну? Вдаришь, что ль?.. Мужу пропишешь?.. Пиши хучь наказному атаману, а Гришка мой! Мой!..»

Аксинья не способна обмануть, извернуться, солгать. Ей чуждо лицемерие. Когда Наталья в очередной раз пришла к ней говорить о Григории, который, по слухам, снова стал встречаться с Аксиньей, последняя постаралась уйти от ответа. Но достаточно было Наталье упрекнуть: «Правду боишься сказать», как Аксинья, вспыхнув, резко возразила: «Нет, не боюсь» – и тут же подтвердила все предположения Натальи. Даже в самые драматические моменты своей жизни Аксинья не могла солгать, она отвергала обман как уродливое, унизительное для человека. Во время восстания казаков в доме Аксиньиной тетки случайно столкнулись Григорий и Степан, с которым после многих лет разлуки снова жила Аксинья. Степан понимает, ради кого пришел сюда Григорий. Мелехов, сидя за одним столом с мужем Аксиньи, настороженно следит за ним. Он отлично помнит, как Степан на фронте несколько раз пытался убить его. Психологическое напряжение доведено Шолоховым до предела. Мы не знаем, как поведут себя сейчас герои. Когда Аксинья, вернувшись с «горячительным», увидела их вместе, в глазах ее «плеснулся ужас». Тем не менее героиня отказывается пить «за долгую разлуку» – тост, предложенный мужем:
« – Ты же знаешь…
   – Я зараз все знаю… Ну, не за разлуку! За здоровье дорогого гостя Григория Пантелеевича.
   – За его здоровье выпью! – звонко сказала Аксинья и выпила стакан залпом».

В этом поступке вся Аксинья, гордо и бессташно выражающая свои чувства. Мало кому даны такие мужество и прямота. «Победная твоя головушка!» – прошептала тетка, выбегая в кухню в уверенности, что сейчас с грохотом полетит посуда, раздадутся выстрелы. Однако Степан, помедлив, «с восхищением глядя на Аксинью, сказал: «Молодец, жена! Люблю за смелость!»

Именно гордость и смелость являлись теми человеческими качествами, которые поэтизировались как прекрасное в характере Аксиньи. Героине противно смирение, противоестественна покорность, ее гордую, страстную натуру отличает мятежная непокорность. Сила переживаний Аксиньи не случайно очень часто получает образное выражение в сопоставлении с огнем. Данное сравнение передает всю силу и красоту того чувства, которое владело Аксиньей всю ее жизнь.

Характер Натальи Коршуновой также раскрывается прежде всего через ее любовь к Григорию. Только любовь эта была невзаимной и оттого горькой и мучительной.

Словно предвидя будущее развитие событий отец и брат пытались отговорить Наталью идти замуж за Григория, однако никакие уговоры и увещевания на нее не подействовали. «Люб мне Гришка, а больше ни за кого не пойду», – твердила она и сумела-таки настоять на своем. Ослепленная любовью, Наталья и помыслить не могла, что очень скоро действительность самым жестоким образом растопчет ее веру в неизведанное, волнующее и прекрасное счастье замужества. Как обухом, ударят ее тяжелые, жестокие слова Григория: «Не люблю я тебя, Наташка, ты не гневайся».

Беда Натальи в том, что она не сумела по достоинству оценить соперницу, не смогла понять, что же влечет к ней Григория. Те методы борьбы за любимого человека, которые неизменно выбирала Наталья, только еще больше отдаляли ее от заветной цели. Свою обиду Наталья вначале переживала молча. Затем попробовала угрожать. Она заявила, что покинет мелеховский курень, если Григорий не покинет Аксинью. Все закончилось тем, что ушел сам Григорий – нанялся в батраки в Ягодное. Так первая попытка Натальи защитить свою любовь обернулась крахом.

Следующую неудачу Наталья переживет еще болезненнее. Получив безразлично-оскорбительный ответ на свое трогательное письмо, героиня попыталась покончить жизнь самоубийством и только чудом спаслась, изуродовав себя на всю жизнь.

После выздоровления Наталья осуществит еще одну наивную попытку вернуть мужа – отправится в Ягодное с целью уговорить Аксинью «отдать» Григория. Но ждало ее, как не трудно было предвидеть, еще  одно тяжкое и мучительное унижение. Аксинья жестоко глумится над своей неудачливой соперницей.

Пройдет несколько лет, и Наталья снова придет к Аксинье, чтобы услышать, что та снова «завладела» Григорием. «У меня двое детей, и за них, и за себя я постоять сумею», – скажет Наталья «с не свойственной ей твердостью». Однако твердости этой хватит ненадолго.
Тяжелая семейная драма закончится страшным исходом. Оскорбленная Наталья не захочет родить от нарушившего верность мужа и после аборта, варварски сделанного бабкой-повитухой, умрет.

Наталья – характер трагический. В страшную «годину смуты и разврата», разрушения традиционного уклада жизни, Наталья остается верной идее дома, семьи. Против нее все: и нелюбовь любимого, и тотальное обесценение моральных норм, и войны, то и дело забирающие Григория. Лишь на короткий миг в жизнь Натальи войдет счастье, да и то во многом случайно: возвратиться в родной курень Григория подтолкнет измена Аксиньи, то есть не какой-то внутренний глубинный побудительный мотив, а причина чисто внешняя. Родив от Григория, Наталья «расцветет и похорошеет… диковинно». Отвергаемая Григорием вначале, она, став матерью, постепенно завоюет если не любовь его, то расположение и признательность. Это новое отношение к жене передано в одном из внутренних его монологов: «Она была рядом с ним, его жена и мать Мишатки и Полюшки. Для него она принарядилась и вымыла лицо. Торопливо накинув платок, чтобы не видно было, как безобразна стала ее голова после болезни, слегка склонив голову набок, сидела она такая жалкая, некрасивая и все же прекрасная, сияющая какой-то чистой внутренней красотой. Она всегда носила высокие воротнички, чтобы скрыть от него шрам, некогда обезобразивший ее шею. Все это из-за него… Могучая волна нежности залила сердце Григория. Он хотел ей сказать что-то теплое, ласковое, но не нашел слов и, молча притянув ее к себе, поцеловал белый покатый лоб и скорбные глаза».

Писатель сознательно выделяет во внешности Натальи следы болезни, ранения – для того, чтобы еще резче проступило внутреннее обаяние  бесконечно любящей женщины, матери.
И все-таки облик Натальи далек от гармонического совершенства. Есть в ней ущербное, ограниченное. Ущербность проявляется прежде всего в эгоистической замкнутости ее чувства, в сосредоточенности на своих мыслях и переживаниях. Наталья оказывается не в состоянии даже приблизиться к пониманию драмы, переживаемой Григорием. На откровенную исповедь она с грубостью отвечает: «Напаскудил, обвиноватился, а теперь все на войну сворачиваешь. Все вы такие-то! Мало через тебя, черта, я лиха приняла? Да и жалко уж, что тогда не до смерти зарезалась…» Оскорбленный Григорий с горечью бросает: «Больше не об чем с тобой гутарить». Может быть, этим непониманием и толкнула Наталья Григория к Аксинье, новое сближение которых и явилось причиной ее смерти. Любовь Натальи к Григорию была чересчур слепой, слишком рабской, несвободной.

Наталье и Аксинье, глубоко, хотя и по-разному, любящим героиням «Тихого Дона» в произведении противопоставлена Дарья, жена Петра, не способная на глубокие чувства. Это нарядная, красивая женщина с «виляющей, быстрой походкой», смысл жизни которой сосредоточен в одном – в распутстве, в поиске все новых и новых любовных приключений.
Утрата нравственной чистоты приводит к опошлению и цинизму, который является характерной чертой духовного облика Дарьи. Шолохов, говоря о Дарье, постоянно подчеркивает: «Со свойственным ей цинизмом думала она», «с обычной для нее циничной шутливостью добавила…» Дарья равнодушно-бесчувственна даже к близким ей людям. Она недолго оплакивала мужа. «Смерть Петра словно подхлестнула ее, и, чуть оправившись от перенесенного горя, она стала еще жаднее к жизни, еще внимательнее к своей наружности…»

Одной из немногих, кто по-доброму относился к Дарье, была Наталья. Однако Дарья добра не помнит. Совершенно сознательно, желая причинить страдания Наталье, рассказывает она о том, что Григорий снова встречается с Аксиньей и с наслаждением наблюдает за мучениями Натальи.

Красота Дарьи, таким образом, оборачивается внешней красивостью, за которой отчетливо проступает нечто безобразное, уродливое. Изображая портрет Дарьи, писатель прибегает к следующей характеристике: «Не тронутые загаром бледные щеки резче оттеняли жаркий блеск прищуренных ищущих глаз, а в своевольном изгибе накрашенных бровей и в складке улыбающихся губ таилось что-то вызывающее и нечистое».

Шолохов с большим, присущим великому художнику мастерством показывает различные проявления безобразного в Дарье. Это безобразное не так легко увидеть, поскольку скрыто оно под привлекательной наружностью, непринужденностью в общении. Безобразное то проглянет в поступках Дарьи, то даст о себе знать в отношении близких людей. Дарью не слишком жалует свекровь, недолюбливает свекор, Наталья «всегда относилась к Дарье и ее нечистоплотным любовным увлечениям с чувством сожаления и брезгливости».

Законченный цинизм Дарьи как одно из свойств безобразного наиболее ярко проявился в эпизоде расправы над «подтелковцами». Дарья, обманывавшая мужа при жизни, и не особенно хранившая о нем память после смерти, выступает в роли «мстительницы» за Петра. На глазах всего хутора она убивает безоружного, полуживого большевика Котлярова.

Григорий узнает об этом от Дуняшки, которая называет Дарью «стервой проклятой». Григорий входит в амбар, где спит напившаяся до умопомрачения Дарья. Никогда еще Григорий не испытывал такого бешенного желания рубануть. Несколько секунд он стоял над Дарьей, стоная и раскачиваясь, крепко сцепив зубы, с чувством непреодолимого отвращения и гадливости рассматривая это лежащее тело. Потом шагнул, наступил кованым каблуком сапога на лицо Дарье, черневшее полушариями высоких бровей, прохрипел: «Гггадю-ка!» Дарья застонала, что-то пьяно бормоча, а Григорий схватился руками за голову и, гремя по порожкам ножнами шашки, выбежал на баз».

В этом поступке Григория, в осуждающих слезах Дуняшки, в уходе к соседям Ильиничны, не захотевшей ночевать вместе со снохой-убийцей, отразилось здоровое чувство нормальных людей.

Дарья, искавшая в жизни только наслаждений, в конце концов понесла жестокое наказание. Одна из ее случайных любовных связей закончилась «дурной болезнью» – сифилисом.
Ушла из жизни эта малопривлекательная шолоховская героиня как пустоцвет, не оставив после себя ни следа, ни доброй памяти, и в этом состоял приговор писателя не только Дарье, но и всем подобным ей.