Четверг, 24.08.2017, 02:09
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Август 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 7532
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Сайт Александра Лагуновского

Идеал человека

Идеал человека

В то время как современная литература искала идеал среди людей, преданных партии и священным заветам Ильича, и тем самым дезориентировала читателя, М. Булгаков в «Мастере и Маргарите» нарисовал полнокровный и художественно выразительный образ такого героя. Им стал Иешуа Га-Ноцри.

Булгаковский Иешуа – это образ Иисуса Христа, естественно, художественное осмысление, ибо нетрадиционность Иешуа очевидна: это «человек лет 27» (вместо принятых по Евангелию 33), булгаковский герой не помнит своих родителей (в то время как мать и официальный отец Иисуса Христа названы во всех Евангелиях), по крови булгаковский герой «сириец» (в Евангелии от Матфея еврейское происхождение Иисуса  прослежено от Авраама) родом Иешуа из города Гамала (вместо Вифлеема), имеет одного-единственного ученика (вместо двенадцати апостолов), предан каким-то едва знакомым молодым человеком (а не учеником) и т. д.

Иешуа в романе Булгакова – носитель философско-религиозной истины – «доброй воли», которая, дойди она до нравственного сознания людей, могла бы гармонизировать существование всего человечества.

Учение о доброй воле как основе метафизики нравственности разрабатывалось И. Кантом, и именно этические воззрения И. Канта легли в основу булгаковского творения. И. Кант считал, что изначально любой человек свободен. Перед ним открыты два пути, по которым он может следовать, – путь добра или путь зла. Немецкий философ утверждал, что в избрании пути добра состоит нравственный долг человека. И выбрать путь добра, согласно И.Канту, человек может и должен не из корыстных соображений, а ради самой идеи добра, из одного уважения к долгу или нравственному закону.

Поведение Иешуа, достоинство и мужество, с какими он ведет себя на следствии и в процессе жестокой казни, говорят о совершенной твердости его воли в соблюдении долга. Именно долга, так как в своей земной жизни Иешуа нравственен, а не свят. У него нет полного совпадения долга и удовольствия. Иешуа хотел бы уйти на свободу, прогуляться за городом с Пилатом, изложить ему свои мысли, воспоминания о биче вызывает у него ужас, а слова Пилата вселяют тревогу. Однако и на кресте Иешуа верен высшему нравственному закону, и в ответ на злобные упреки разбойника в несправедливости он просит своего палача: «Дай попить ему…» Таким образом, жизнью своей и смертью Иешуа открывает людям истину, утверждающую бытие Бога.

Иешуа дан в романе как трагический персонаж. Приговоренный к позорной и мучительной смерти как «обольститель народа», он знает, что слова его поняты неверно, искажены даже теми немногими «добрыми людьми», которые искренне хотели его понять. Он начинает опасаться, что «путаница эта будет продолжаться очень долгое время», его именем будут проповедовать ложь, и к истине добра будут пытаться приобщать людей огнем и мечом и, наконец, объявят, что его вовсе не существовало на свете, что все рассказы о нем – не что иное, как миф.

Таким образом, истина, носителем которой является Иешуа, раскрыта автором как трагический принцип, то есть такой принцип, который не может быть исторически реализован и который, вместе с тем, является абсолютным и прекрасным.