Суббота, 16.12.2017, 23:49
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Форма входа
Поиск
Календарь
«  Декабрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 7535
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Сайт Александра Лагуновского

Виды художественных образов

Виды художественных образов

ПЛАН

1. Виды образов в эпосе и драме.
2. Понятие и споры о лирическом герое.


ЛИТЕРАТУРА

1. Волков И. Теория литературы. М., 1995.
2. Гуляев Н. Теория литературы. М., 1985.
3. Основы литературоведения. М., 2000.
4. Тимофеев Л., Тураев С. Словарь литературоведческих терминов. М., 1974.
5. Хализев В. Теория литературы. М., 1999.
6. Энциклопедический словарь юного литературоведа. М., 1998.

По характеру обобщенности художественные образы можно разделить на индивидуальные, характерные, типические, образы–мотивы, топосы и архетипы (мифологемы).
Индивидуальные образы характеризуются самобытностью, неповторимостью. Они обычно являются плодом воображения писателя. Индивидуальные образы чаще всего встречаются у романтиков и писателей–фантастов. Таковы, например,  Квазимодо в «Соборе Парижской Богоматери» В.Гюго, Демон в одноименной поэме М. Лермонтова, Воланд в «Мастере и Маргарите» А. Булгакова.
Характерный образ, в отличие от индивидуального, является обобщающим. В нем содержатся общие черты характеров и нравов, присущие многим людям определенной эпохи и ее общественных сфер (персонажи «Братьев Карамазовых» Ф. Достоевского, пьес А. Островского).
Типичный образ представляет собой высшую ступень образа характерного. Типичное – это образцовое, показательное для определенной эпохи. Изображение типичных образов было одним из достижений реалистической литературы XIX века. Достаточно вспомнить отца Горио и Гобсека Бальзака, Анну Каренину и Платона Каратаева Л.Толстого, мадам Бовари Г.Флобера и др. Порой в художественном образе могут быть запечатлены как социально–исторические приметы эпохи, так и общечеловеческие черты характера того или иного героя (так называемые вечные образы) – Дон Кихот, Дон Жуан, Гамлет, Обломов …
Образы–мотивы и топосы выходят за рамки индивидуальных образов героев. Образ–мотив – это устойчиво повторяющаяся в творчестве какого–либо писателя тема, выраженная в различных аспектах с помощью варьирования наиболее значимых ее элементов («деревенская Русь» у С.Есенина, «Прекрасная Дама» у А. Блока).
Топос (греч. topos – место, местность, буквально значит – «общее место») обозначает общие и типичные образы, создаваемые в литературе целой эпохи, нации, а не в творчестве отдельного автора. Примером может служить образ «маленького человека» в творчестве русских писателей – от Пушкина и Гоголя до М. Зощенко и А. Платонова.
В последнее время в науке о литературе очень широко используется понятие «архетип». Впервые этот термин встречается у немецких романтиков в начале XIX века, однако подлинную жизнь в различных сферах знания дали ему работы швейцарского психолога К. Юнга (1875–1961). Юнг понимал «архетип» как общечеловеческий образ, бессознательно передающийся из поколения в поколение. Чаще всего архетипами являются мифологические образы. Последними, по Юнгу, буквально «нашпиговано» все человечество, причем архетипы гнездятся в подсознании человека, независимо от его национальности, образования или вкусов. Юнг писал: «Мне как врачу приходилось выявлять образы греческой мифологии в бреду чистокровных негров».
Гениальные писатели, по Юнгу, не только носят в себе эти образы, как и все люди, но и способны их воспроизводить, причем воспроизведение не является простой копией, а наполняется новым, современным содержанием. В этой связи Юнг сравнивает архетипы с руслами пересохших рек, которые всегда готовы наполниться новой водой. В понятие архетип Юнг включает не только образы мифологических героев, но и общечеловеческие символы – огонь, небо, дом, дорога  и т.п.
Много внимания в литературоведении уделяется проблеме соотношения образа и символа. Проблема эта осваивалась еще в Средние века, в частности, Фомой Аквинским (XIII в.). Он считал, что художественный образ должен отражать не столько видимый мир, сколько выражать то, что нельзя воспринять органами чувств. Так понятый образ фактически превращался в символ. В понимании Фомы Аквинского этот символ был призван выражать, прежде всего, божественную сущность. Позже, у поэтов–символистов XIX –XX вв., образы–символы могли нести и земное содержание («глаза бедняков» у Ш.Бодлера, «жолтые окна» у А.Блока). Художественный образ не обязательно должен быть оторванным от предметной, чувственной реальности, как считал Фома Аквинский. Блоковская Незнакомка – пример великолепного символа и одновременно полнокровный живой образ, отлично вписанный в «предметную», земную реальность.
Образ–переживание в лирике имеет самостоятельное эстетическое значение и называется лирическим героем (героем стихов, лирическим «Я»). Понятие о лирическом герое впервые было употреблено Ю.Тыняновым применительно к творчеству А.Блока. С тех пор не умолкают споры о правомерности использования данного термина. Дискуссии велись, в частности, в первой половине 50–х годов, затем в 60–е годы. В них участвовали как профессиональные критики, литературоведы, так и поэты. Но к выработке общей точке зрения эти дискуссии не привели. По–прежнему существуют как сторонники использования данного термина, так и его противники.
Сторонники использования понятия о лирическом герое правомерность его употребления обосновывают следующими аргументами:

1. В жизни человеческое «Я» растворяется в массе поступков и отношений, не касающихся его истинной сущности, а с этой сущностью поэт и встречается в своей лирике. Да и самому человеку не всегда ясна его истинная сущность, на уровне которой он может свободно выражать самые существенные отношения жизни, и в лирике он выражает не столько себя, как он себя знает, сколько как он предчувствует себя при идеальном развитии своих возможностей.

2. Устами лирического героя выносятся определенные оценки, а мы знаем – из архивных источников, воспоминаний и прочего, что создатель стихов в то же самое время говорил нечто иное друзьям, случайным собеседникам. Отсюда неизбежно вытекает вывод о несовпадении авторского «я» и лирического героя.
Налицо несовпадение между лирическим героем и образом автора, например, в творчестве Ф.И. Тютчева.

3. Третий аргумент в пользу использования термина «лирический герой» состоит в том, что исследователю нередко бывает неловко прямо идентифицировать те или иные лирические события с известным авторским голосом – то ли из–за их предельной интимности, то ли оттого, что они выламываются из нравственного лада. Вот тогда наилучшим выходом представляется спрятаться за удобный термин. И исследователи пишут, что это не сам поэт, а лирический герой Есенина живет в скандальной реальности «Москвы кабацкой», что это не Блок, а герой его стихов «пригвожден к трактирной стойке», что это не Маяковский любит смотреть «как умирают дети», а его лирический герой. В данном случае понятием «лирический герой» исследователи пользуются, так сказать, для удобства изложения.

Аргументы, выдвигаемые противниками использования термина «лирический герой», таковы:

1. Существует особый вид лирики, в котором полностью доминирует субъективное начало художника – этот вид называют интуитивной или визионерской (К. Юнг) поэзией, в отличие от интеллектуальной (психологической) лирики. Произведения, принадлежащие к визионерскому типу художественного творчества, характеризуются предельной субъективностью, исповедальностью, сосредоточенностью автора на собственных мыслях и переживаниях. В такой лирике лирическое «Я» по всем позициям совпадает с образом автора. Примером поэта подобного типа может служить Есенин. Применительно к Есенину невозможно назвать такой черты его как человека, которая бы не нашла отражения в его творчестве.

2. Второй аргумент противников использования данного термина состоит в требовании правдивости, искренности от поэта. А термин «лирический герой» – очень удобный способ спрятаться от ответственности. Поэт может сказать: это не мои мысли в стихах, это лирический герой. А поэт должен отвечать за каждую написанную строку.